• 22 июля 2019
logo
флаг Адыгеи герб Адыгейска

Адыгея огненных лет

Вставай, страна огромная!

Двадцать второго июня 1941 года гитлеровская Германия, нарушив договор о ненападении,  вероломно напала на Советский Союз. Над нашей родиной нависла серьезная опасность.  Вместе со всем  советским народом на борьбу с ненавистным   врагом  поднялись и народы Адыгеи.  Как только весть об этом  передали по  радио, в райвоенкоматы Адыгеи стали нескончаемым потоком поступать заявления  с просьбой о добровольном зачислении в ряды Красной Армии и немедленной отправке на фронт.  Среди подававших заявления были мужчины  и женщины,  партийные и беспартийные, старики и молодежь. Так, бывший красный партизан И. Г. Кузнецов писал в заявлении: «Прошу зачислить меня добровольцем в нашу доблестную Красную Армию. Я – пулеметчик, буду разить без  промаха фашистских головорезов». Командир запаса медико-санитарной службы Зинаида Фоменко в заявлении просила немедленно отправить ее на фронт: «Доверие партии и правительства, нашего народа оправдаю с честью!». Поступали заявления и из станиц, аулов и хуторов. Так, 60-летний  врач станицы Гиагинской А. С. Кузнецов, у которого  сын уже служил в авиаполку, а дочь – в инженерной  части,  пришел  в райком  партии с просьбой  отправить на фронт. Бывшая красная партизанка Контеева писала: «Я еще  сильная и крепка духом. Прошу не отказать мне в зачислении  в Красную Армию, а вместе со мной и мою дочь Любовь Дмитриевну, которая хочет встать на защиту своей родины вместо отца, зверски замученного белогвардейцами».

Не отставали от них и наши земляки - теучежцы. Так, на другой день после проводов на фронт своих сыновей и братьев, у правлений колхозов «13 годовщина Октября» и «Красный адыгеец» в аулах Вочепший и Пчегатлукай собралось  свыше 200 человек. Встретив председателя колхоза, 75-летний Хох Хизирович Кушу сказал: «Не удивляйся, председатель Нехай, ты знаешь, что мой  сын ушел на фронт, вместе с ним  ушли и другие. Мы, старики, решили выйти на работу, чтобы заменить их». Ему вторил другой 75-летний Мос Гиш и обратился к молодежи: «Не смотрите на мою седину, вы лучше загляните  в мою душу, тогда узнаете, что значат  мои  лета. Если меня не берут в армию,  говорят стар,  так я здесь докажу, как молод и силен».

За 10 дней Мос Гиш прополол  4 гектара кукурузы и почти столько же подсолнечника, перевыполнив нормы на 500 процентов…

Вот в таком единстве и воодушевлении встретили народы Адыгеи ненавистного врага и, как один, встали  на защиту Отчизны.

Под фашистским
           игом

В августе 1942 года для народов Адыгеи наступили тяжелые времена. Вместе с жителями Кубани они покидали свои родные места и уходили в горы, чтобы не попасть в фашистскую неволю. Люди шли днем и ночью через леса и горные перевалы с узелками и котомками на плечах,  с ребятишками на руках, под непрерывными бомбежками и обстрелами с фашистских самолетов. Дорога  от Кубани в горы представляла из себя  унылую картину. Всюду на обочинах и в расщелинах скал валялись разбитые повозки, трупы животных и людей, разбросанная домашняя утварь и вещи.

Наряду с этим, уходя с Красной Армией в горы, народ угонял весь подвижной железнодорожный состав, не оставляя врагу ни одного паровоза, ни одного вагона, ни килограмма хлеба, ни литра горючего. Колхозники угоняли весь скот, сдавали  зерно для перевоза его в тыловые районы.  Все ценное  имущество, которое не может быть вывезено, уничтожалось. Что было можно передать для нужд Красной Армии - передавалось.
В большинстве своем население Адыгеи за исключением пары сотен отребья,  состоявшего из уголовников и кулаков, оказалось верным  своей Родине и, оставшись на местах, продолжало вести упорную борьбу, саботируя и срывая все мероприятия «нового порядка», который  хотели установить фашисты. Так, например, урожай 1942 года, который еще только зрел на полях в первые дни оккупации, в последующие время собрать фашистам не удалось. А тут еще и партизаны…

Партизанскими
        тропами

Оккупировав в августе 1942 года Адыгею, всю Кубань, гитлеровцы объявили миру, что отныне они стали хозяевами богатейшей житницы Советского Союза, что является залогом их будущих побед, и никто, никакая сила не заставит их уйти  с этой благодатной земли. Но на зверства и насилие, на  массовые убийства и разбои,  грабежи и произвол народы Адыгеи ответили беспощадной партизанской войной.

Уже в первые месяцы оккупации в Адыгее было  создано восемь партизанских отрядов. Местом базирования партизанских отрядов  г. Майкопа, Кошехабльского, Гиагинского и Шовгеновского  районов явился лесной массив юго-восточней Майкопа, партизанского отряда Красногвардейского района – Курго-Терновский лесной массив, Теучежского и Тахтамукайского  - Горяче-Ключевский массив.

Всеми этими отрядами руководил Адыгейский областной подпольный комитет.  Партизаны пускали под откос поезда врага, совершали регулярные рейды  в станы  врага, били его  на всех дорогах, уничтожая живую  силу и технику, добывали ценные разведданные для частей регулярной  армии. Партизанское движение в Адыгее крепло день ото дня, час от часу.

Свою злость фашисты вымещали на мирных гражданах и особенно тяжело  пришлось родственникам партизан. Так, в Понежукае на остатках памятника Ленину гитлеровцы устроили виселицу и повесили жену партизана – разведчика  Николая Ересько. В страшных муках умерла семья  командира  партизанского отряда Сорокина-супруга Екатерина Дмитриевна и их  малолетние дочери Зоя и Раиса.  Прежде чем задушить  беззащитных женщин, гитлеровцы  вынимали их из виселицы, а потом снова подвешивали. Мучение Раисы продолжалось около трех суток. Она умерла на глазах близких, насильно согнанных к виселице. Вслед  за семьей Сорокиных были казнены двенадцать связных партизан - Бабыз и Рашид Ахир,  Ханахок Гусарук, Исхак Чесебиев и другие. Но и на  этом зверства фашистов против  мирных граждан не закончились. На площади  в хуторе Большевик поле (ныне аул Ново-Вочепший) повесили 67-летнюю мать Александра Ересько, старшего брата и жену младшего брата. В ауле Тахтамукай  расстреляли двух его сестер, жену старшего брата и ее пятнадцатилетнего сына. В Тахтамукае же были расстреляны захваченные в бою и друзья – разведчики Александра – Владимир Козуб, Мария Крицинова,  Хасан Берзегов.

При отступлении фашистов из Адыгеи благодаря партизанам были сохранены многие важные народно-хозяйственные объекты, которые они не дали взорвать или уничтожить врагу. И тем не менее страшные следы разбоя оставили после себя фашистские оккупанты. Богатая по меркам своего времени область была страшно разорена. Немцы полностью или  частично разрушили и разорили все промышленные предприятия. Большие убытки претерпело сельское хозяйство. Были  разорены 220 колхозов, все совхозы и МТС, разрушены школы, больницы, культурно-просветительные учреждения.

За время оккупации в одном только Майкопе было убито 3 тысячи человек, большинство из которых старики и дети. Более 400 человек - в населенных пунктах Кошехабльского района,  более 300 - в Гиагинском районе, около 200 человек - в Майкопском районе. Сотни людей были повешены и расстреляны в Теучежском, Шовгеновском и Тахтамукайском районах.

   И пришла
долгожданная свобода

В феврале 1943  года советские войска сломали хребет хваленным солдатам  вермахта  под Сталинградом и устремились  вслед тем немецким войскам, которые не попали в «котел» и начали отступать. Кавказская группировка фашистских войск также засуетилась и, чтобы  не быть отрезанной от основных сил,  огрызаясь, пошла в отступление. В освобождении Адыгеи принимали участие 9,18,37,44,46,47,56 и 59-я сухопутные армии, 4 и 5-я  воздушные армии, моряки Черноморского флота и Азовской военной флотилии. Общее руководство осуществляли генералы, а впоследствии - маршалы А. А. Гречко и Н. И. Масленников, генералы Е. П. Петров, Б. Н. Аршинцев, вице-адмиралы Л. А. Владимирский и Ф. С. Октябрьский, контр-адмирал Г. Н. Холостяков.

После освобождения Адыгеи трудящиеся за короткий период восстановили народное хозяйство и уже в победном для нее 1943 году сдали государству и фронту все, на что способна область, как и вся Кубань, именовавшаяся житницей. Это 11900 тысяч  пудов хлеба, около 1078  тысяч пудов семян подсолнечника, свыше 262,4 тысячи   пудов овощей, 42 тысячи пудов мяса, 134,4 тысячи литров молока, около 11449 тысяч яиц. Трудящиеся области уже  в первом году  восстановительных работ собрали и внесли  в фонд строительства танковой  колонны и авиаэскадрильи «Адыгейский Осоавиахимовец» около 40 миллионов рублей.

Покрывшие себя
неувядаемой славой

Уже с первых дней Великой Отечественной войны уроженцы Адыгеи,  будучи в боевых  частях  всех  родов войск, мужественно сражались на всех фронтах.   Об этом свидетельствуют подвиги Героев Советского Союза Х. Б. Андрухаева, А. А. Ачмизова, Б. М. Тюкова, Д. Е. Нехая, Д. В. Зюзина, К. Б. Бжегакова, А. Б. Чуца, И. Х. Тхагушева, А. Ю. Кошева, полных кавалеров орденов Славы М. Н Схакумидова, М. М. Кошакова, А. Н. Осипова, В. М. Агеенко и других,  кавалеров  орденов Боевого Красного Знамени Г. К. Схаплока, А. Е. Сташа, И. П. Афаунова, Х. Т. Ачмиза, И. Г. Курашинова, Г. М. Кушхова, Д. К. Брафтова и других.
Свыше 10 тысяч сыновей  и дочерей Адыгеи были отмечены боевыми наградами, 28 уроженцев области  удостоены звания Героя Советского Союза. Все они покрыли себя неувядаемой славой. Вечная им память!
Вот так была представлена наша маленькая Адыгея в Великой Отечественной войне и представлена достойно.

Аслан Кушу.


    

Возврат к списку

Top