• 30 января 2023
logo
флаг Адыгеи герб Адыгейска

Вячеслав Шовгенов: Даже в 80 лет можно иметь хорошие зубы

Познакомилась с сегодняшним героем я совершенно случайно. Ну как случайно? Судите сами. На днях разговорились со знакомой о сложностях разных профессий. Выяснилось, что Нафсет из семьи потомственных врачей: дед – терапевт, папа – хирург, мама – провизор, тетя – акушер-гинеколог, сама она – стоматолог. Семья супруга оказалась под стать: свекор – зубной техник, свекровь – терапевт и кардиолог, а муж и деверь – стоматологи.

Ого! Какая концентрация стоматологов в одном месте! Признаться, после этих слов в голове я уже придумывала заголовок для будущей публикации. Тем более свой профессиональный праздник эти врачи отмечают 9 февраля.

– Между прочим, мой деверь Вячеслав Шовгенов – главный врач Адыгейской республиканской клинической стоматологической поликлиники, главный внештатный стоматолог Республики Адыгея, а также декан стоматологического факультета медицинского института Майкопского государственного технологического университета.
– А как бы с ним договориться насчет интервью? – спрашиваю я в надежде перенести свои задумки на газетную страницу.

– Через мой звонок, – только и посмеялась Нафсет.

И все-таки все случайности в нашем мире совершенно не случайны…

В Кубанскую государственную медицинскую академию (ныне университет) Вячеслава Шовгенова, золотого медалиста первой школы города Адыгейска и победителя всероссийской олимпиады «Юность науки» в Обнинске приняли без вступительных экзаменов. Хотя изначально он думал совсем о другой профессии.

– До 9 класса мечтал быть вашим коллегой – журналистом, писать о людях, освещать мероприятия. А потом все же семейные ценности взяли верх. Я буквально вырос в медицине: отец, Борис Шагирович, работал зубным техником стоматологического отделения Адыгейской межрайонной больницы, мама, Аминет Махмудовна – кардиологом, участковым терапевтом. Раньше стоматология располагалась в здании начальной школы, где я учился. После занятий прямиком мчался к отцу, бывало, и с мамой оставался на ночных дежурствах. Как никто другой знал, что медицина – это, конечно, очень тяжело и ответственно, но вместе с тем видел, как родители душу вкладывают в свою работу, это меня, наверное, в конце концов и подкупило.

– Читала в одном из ваших интервью, что именно отец воспротивился вашему выбору профессии.

– Действительно, было дело. Он просто желал для своих детей более спокойной и размеренной жизни, а медицина, как известно, требует самоотверженного труда и порой заставляет ради пациентов отодвигать на второй план семью, личные интересы.

– А первого пациента помните?

– Часто вспоминаю этот случай со смехом и в то же время с ужасом. Это была молодая девушка из Понежукая. На кариес, который можно было вылечить за 10 минут, я потратил тогда больше двух часов. Надеюсь, потом ничего не отвалилось. Связь, к сожалению, с ней потерял, но если она вдруг прочитает это интервью, пусть знает, зубы я ей подлечу (смеется).

– Кстати, раз уж заговорили о практике. Занимаетесь ли вы при таком графике приемом пациентов?

– Уже не так часто, как хотелось бы. Пациентов 10 в год могу принять.

– Наверное, не так просто к вам тогда попасть. Буквально эксклюзив…

– Вовсе нет, квалификацию-то нужно поддерживать. Медицина как отрасль знаний требует постоянного самосовершенствования. Именно поэтому стараюсь постоянно посещать специализированные выставки, хотя в период пандемии с этим стало сложнее, повышать уровень знаний на курсах, поддерживаю связь с ведущими стоматологами страны, изучаю зарубежный опыт.

– Сфера стоматологии заметно изменилась, если сравнивать с советской системой. Но почему, как вам кажется, люди все равно так массово боятся стоматологов?

– Большинство пациентов, которым как раз сейчас лет за 30, действительно с ужасом вспоминают походы к стоматологам. Многие вещи, например, лечение без анестезии, бормашины с их характерными запахом и звуком до сих пор, как мне кажется, вызывают негативные эмоции. Тем более врачи применяли токсичные вещества, к примеру, мышьяк (с помощью которого удаляли зубной нерв. – Прим. авт.) и другие препараты, которые сегодня признаны нецелесообразными и даже опасными. В целом развитие современной российской стоматологии началось с конца 90-х – начала 2000-х. Изменился и подход, и материалы. Сейчас даже дети с удовольствием ходят к стоматологам.
– Думаю, боязнь еще связана с дороговизной стоматологических процедур.

– Нельзя отрицать, доля правды в этом есть. Но это не вина врачей. К сожалению, всё оборудование и препараты закупаются за рубежом, и их стоимость напрямую зависит от курса доллара.

– А как обстоят дела со стоматологическим оборудованием в Адыгее?

– Благодаря поддержке главы республики Мурата Каральбиевича Кумпилова, депутата Государственной Думы от Адыгеи Владислава Матусовича Резника, министра здравоохранения РА Рустема Батырбиевича Меретукова в нашей поликлинике самое современное и высокотехнологичное оборудование. Под руководством поликлиники в общей сложности 47 стоматологических точек по всей Адыгее. Кроме того, закуплен и функционирует мобильный стоматологический комплекс, который оказывает первичную медико-санитарную помощь стоматологического профиля населению, проживающему в отдаленных населенных пунктах.

– Бытует мнение, что вылечить зубы качественно в государственной поликлинике в принципе невозможно. А как на самом деле?

– Оказание качественной стоматологической помощи не зависит от формы организации медицинского учреждения. А вот от конкретного специалиста – да. В государственных поликлиниках работает большое количество высококвалифицированных специалистов, и такое же количество непрофессиональных стоматологов есть и в частных клиниках.
Многие из моих студентов ошибочно полагают, что выйдя из стен университета, их начнут осыпать деньгами. А я им всегда говорю, что главное – сохранить человеческое лицо. У всех возможности разные: кто-то может отблагодарить материально, у другого в арсенале только искреннее спасибо. Важно относиться и к тем, и к другим с одинаковым почтением. До сих пор помню ветку сирени, которую мне принесла пациентка, когда я еще работал заведующим стоматологическим отделением в Адыгейской межрайонной больнице. Я бережно хранил ее до последнего цветочка.

– Можете вспомнить какой-нибудь неординарный случай из практики?

– Был у меня пациент, которому я установил коронку на временном цементе. Звонит мне поздно вечером и рассказывает, что временная конструкция слетела. Говорю, не проблема, приезжай утром, сделаем. Как оказалось, он был уже где-то на отдыхе, приехать не получилось. В итоге он зафиксировал коронку на суперклей и ходил так еще много лет (смеется). На всякий случай для читателей уточню, что делать так нельзя.

– Между стоматологами идут споры: нужно ли удалять зубы мудрости? Могут ли они пригодиться в будущем? У меня так до сих пор ни одного нет.

– Зубы мудрости как аппендикс: если они есть и не беспокоят, не вызывают дискомфорта и не нарушают спокойствия соседних зубов, а ровно стоят в зубном ряду, то их оставляют. Если же они начинают смещать соседние зубы, подпирать их корни или уже на прорезавшихся зубах мудрости образовываются кариозные образования, то их удаляют.

Чтобы понять, что зубы мудрости не представляют угрозы, нужно регулярно посещать стоматолога. Потому что зачастую пациенты приходят, когда уже вовсю идут патологические процессы, единственным решением которых становится удаление зубов.

– Говоря о профилактических походах к стоматологу, в рекомендациях указано, что нужно это делать два раза в год. Вы сами следуете им?

– Безусловно. И процедуры провожу не только в нашей поликлинике, иногда записываюсь к брату Аскеру, он является заведующим лечебным отделением АРКСП в г. Адыгейске, прекрасный врач, которому я доверяю.

– Вячеслав, как вы думаете, можно ли сохранить зубы до глубокой старости, если за ними тщательно следить?

– Во многом на это влияет генетика, но своевременное обращение к специалисту однозначно увеличивает шансы. В моей практике я встречал людей, у которых даже в 80 лет свои хорошие зубы. Поэтому нет предела совершенству.

– Спасибо за интересную беседу.

Суанда Пхачияш.

Возврат к списку

Top