• 28 сентября 2022
logo
флаг Адыгеи герб Адыгейска
Долгий путь домой

Долгий путь домой

15 апреля 2022 года на аэродроме Чкаловский в Подмосковье приземлился самолет с необычными пассажирами. Особенность им придавало даже не то, что большинство «путешественников» того рейса – дети без сопровождения родителей и даже не то, что они прибыли в Россию спецбортом министерства обороны. Причина крылась в другом.
Все десять детей – шесть мальчиков и четыре девочки в возрасте от 5 до 17 лет – вернулись из зоны активных боевых действий на Ближнем Востоке. В полете с ними были  врачи, психологи и представители детского омбудсмена. Бомбежки, голод, насилие... Эти дети за свой еще такой короткий жизненный путь, кажется, успели пережить самый настоящий ад на Земле. Долгое время они были узниками лагеря беженцев Рож, расположенного в Сирии. Но благодаря усилиям российской стороны несовершеннолетних удалось вывезти. После обследования и реабилитации в одной из московских клиник детей передали родственникам, многие из которых годами ждали их возвращения.
Это сейчас, уже услышав историю от моей собеседницы, я нашла тогдашний новостной выпуск Первого канала с репортажем из подмосковного аэродрома. И, признаться, плакала навзрыд.

– Мы не могли вывезти этого пятилетнего мальчика в течение двух лет. Он находился в приюте при лагере. И вот, наконец, мы возвращаем его бабушке, дедушке, тете. Здесь, на родной земле, у него большая семья, которая ждет его очень давно, – рассказывала корреспонденту Елена Новосельцева, советник отдела по обеспечению деятельности уполномоченного при президенте РФ по правам ребенка.

Вот так, впервые в своей жизни сойдя с трапа самолета, наш юный земляк Абдурахман Урсок, сам того не ведая, стал звездой федерального канала и всей Адыгеи.

Узники поневоле

В общей сложности, за последние несколько лет из зон вооруженных конфликтов на Ближнем Востоке в Россию вернулись более 350 детей. Это много. А ведь они могли бы никогда не увидеть своих родных, остаться в лагерях, да и оттуда дальнейший их путь уж точно был бы совсем непримечательным.

Системная работа по возвращению на родину несовершеннолетних граждан России, которые находятся на территории Ирака и Сирии, проводится нашей страной с 2017 года, и началась она после того, как к российским властям обратилась женщина из Чечни.

В новостном сюжете из приюта, куда власти Ирака помещали детей, обнаруженных на территориях, ранее контролируемых боевиками, женщина узнала своего маленького племянника и забила тревогу. Власти РФ не остались в стороне. Вывезти детей из багдадского приюта «Аль-Салихия» оказалось непросто, но делегация справилась, и после прохождения всех бюрократических процедур все шесть ребят были доставлены в Россию и переданы родственникам.

Эти дети – маленькие заложники ошибок своих родителей, которые в свое время выбрали не тот путь, приняли неверные решения. Только вот сейчас эти юные узники поневоле, к сожалению, могут попасть и в другие сети – общественного мнения. Конечно, просто привезти их – уже немало. Но сколько предстоит работы, чтобы детей нормально принял социум и не сделал изгоями…

Должны ли они отвечать за поступки своих родителей? Сидеть в тюрьмах? Скитаться по лагерям? Попрошайничать на улицах? Это риторические вопросы и, надеюсь… Нет, даже уверена, что ни один здравомыслящий человек не сможет ответить на них утвердительно.

За лучшей жизнью

Адам и Замира Урсок уехали в Сирию за лучшей жизнью, как им казалось. Молодые, красивые, счастливые – им бы жить и радоваться, а по факту в России осталась родня, которой тоже не позавидуешь. Не уберегли, не смогли предостеречь и остановить.

Улетели они 7 февраля 2015 года. 12 ноября 2016 года у них родился сын, которого назвали Абдурахманом. 17 апреля 2017 года семья узнала, что Адама больше нет в живых. Последнее сообщение от Замиры получено 21 декабря 2018 года…

Все эти даты бережно хранит сестра Адама – Сима, которая согласилась рассказать нам историю своей семьи.

– Первое время после отъезда мы разговаривали часто, писали друг другу. Брат не любил говорить на тему возвращения. Лишь однажды мимолетом сказал, что обратной дороги нет, поскольку спокойной жизни им никто не даст, – вспоминает Сима.

Надежда у семьи появилась после рождения долгожданного внука, но ненадолго. Разговоры стали всё реже, Адам и Замира могли месяцами не выходить на связь, лишь изредка скидывая сообщения о том, что живы-здоровы.

– Сейчас я уже даже не уверена, что общалась именно с братом. Ни звонков, ни голосовых сообщений, – продолжает Сима. – Знаешь, было такое чувство, что это не он писал. Но мне так не хотелось верить в худшее. Боялась задать лишний вопрос и тем самым потерять шанс услышать голос родного человека.

Забегая вперед, скажу, что этот шанс ни ей, ни родителям так и не представился. О том, что Адама не стало, они узнали из сообщения Замиры.

– Весть распространилась молниеносно. К нам стали приходить родственники, соседи, знакомые. А мне только и хотелось, что кричать: «Это неправда, он жив, уходите». Признаться, до сих пор верим, что однажды он переступит порог нашего дома.

Надежда

Замира перестала выходить на связь в конце 2018 года. И до 6 июня 2021 года не было ни одной весточки из тех краев. Пока в тот летний вечер Симе не пришло сообщение от тети: «Смотри, мне кажется, он на Адама похож» и следом скинула фотографию мальчика, которому на вид было года четыре.

– Дело в том, что мы видели Абдурахмана только сразу после рождения. За столько лет он внешне поменялся уже много раз. Но когда я увидела этот снимок, что-то екнуло в груди. Схватила телефон и ринулась к родителям, которые тоже увидели в нем черты брата.

Как оказалось, это фото «гуляло» в сети еще с февраля 2020 года, пока, наконец, не дошло до семьи Урсок. Сообщалось, что родители мальчика – граждане России, и что он уже несколько лет находится один в лагере для беженцев в Сирии. Такие фотографии распространяют представители детского омбудсмена в России в надежде найти родственников и забрать детей из чужой страны.  

На следующий день Сима, ее мама и отец Замиры вылетели в Москву и прямиком отправились в приемную Уполномоченного по правам ребенка в России. Там их встретила уже упомянутая выше Елена Новосельцева.

– Так приятно осознавать, что неравнодушные люди не перевелись. Куда бы ни обратилась, сколько бы раз ни беспокоила этих по-настоящему занятых важными делами людей, ни разу никто не отказал. Отдельная благодарность всему аппарату уполномоченного по правам ребенка в России – что в Москве, что в Майкопе. Эти люди на своем месте, – рассказывает Сима.

На своем месте оказались и специалисты Российского центра судебно-медицинской экспертизы, где у потенциальных родственников взяли образцы ДНК.
Вывоз детей из Сирии – очень непростая процедура. Чтобы изъять ребенка из лагеря, больницы или тюрьмы, требуется судебное решение сирийской стороны. Но для суда у ребенка должно быть гражданство, а зачастую документы отсутствуют. Много детей, у кого документы утеряны. Если оба родителя погибли, требуется подтверждение родства с использованием теста ДНК.

Через месяц пришел ответ из Москвы: это он, Абдурахман.

Пункт назначения: Россия

Казалось бы, все сложности позади, однако родственникам предстояло переделать целый вал бюрократической работы, начиная от получения свидетельства о рождении и загранпаспорта, заканчивая получением для мальчика российского гражданства. В общей сложности, на подготовку всех документов и договоров с противоположной стороной ушло полгода. Только в декабре 2021 года сирийская сторона дала добро на вывоз ребенка. Но не тут-то было…

– Вестей не было ни в декабре, ни в феврале, хотя я точно знала, что представители детского омбудсмена были в Сирии и забрали детей. Но среди них не было нашего мальчика. И после второй поездки не выдержала и позвонила Елене Новосельцевой. Ее ответ меня обескуражил: «В лагере сказали, что такого у них нет», – вспоминает Сима.
Как выяснилось позже, одна женщина очень привязалась к Абдурахману и не хотела его отдавать родственникам. На помощь пришла знакомая его матери, находившаяся в том же лагере. Она позвонила в российское посольство и рассказала причину, по которой удерживали мальчика.

– Я знала, что они снова в Сирии, у нас была группа в WhatsApp, где родственники пропавших детей обменивались информацией. Вновь с надеждой написала Елене Новосельцевой. Никогда не забуду тот день. Не прошло и минуты, она скинула мне фотографию Абдурахмана. Она как раз находилась рядом с ним.

Я тоже посмотрела этот снимок. С экрана телефона на меня смотрел худенький мальчик. Запуганный взгляд, синяк на носу, темные круги под глазами. Малыш, сколько же всего тебе пришлось пережить?!..

Если подготовка к возвращению детей из Сирии идет долгие месяцы, то сама эвакуация проходит буквально за день. Через неделю после проведения различных медицинских исследований их передают родственникам.

Живительная сила любви

– К Научному центру здоровья детей мы подъехали уже к ночи. А с обеда здесь уже топчутся родственники, съехавшиеся сюда со всей России. Слезы и всхлипывания слышны еще в коридоре. А внутри начинается просто рев. Так рыдали и мы, когда впервые в жизни увидели нашего Абдурахмана, – делится Сима. – Нас сразу предупредили, что он практически никого к себе не подпускает, любит обижаться, но главная проблема, конечно, заключалась в том, что он разговаривал только на арабском языке.

Первое время семье было невероятно трудно. Абдурахману – в разы сложнее. Ребенку, который в своей жизни только и слышал крики, ругань, только и видел насилие, боль, тяжело было принять тот факт, что бывает по-другому. К нему не так легко было подойти – закрывал лицо, боялся, что могут ударить. Его невозможно было даже просто обнять – отбивался в ответ. Но, как известно, любовь обладает живительной силой.

– Впервые он дал себя обнять и поцеловать только спустя три месяца после приезда домой. Стал спокойнее, слушается старших. Конечно, еще много работы предстоит, но мы рады, что он стал улыбаться и смеяться. Если раньше никуда не хотел выходить, то теперь просится в кафе, ездит с бабушкой в Гатлукай, там у него есть подружка, которую он зовет «Асамира». А еще он обожает смотреть мультфильмы, среди его любимых – «Маша и медведь», «Том и Джерри», а также на адыгейском языке, – радуется тетя Сима.
Вместе с ней радуюсь и я. С такой искренней и чистой любовью к этому мальчику, как у семьи Урсок, уверена, очень скоро все их невзгоды останутся позади.

… 15 апреля 2022 года на аэродроме Чкаловский в Подмосковье приземлился самолет. Домой вернулся Абдурахман Урсок. С возвращением, малыш!

Суанда Пхачияш.


Возврат к списку

Top